admin on 8th Сентябрь 2009

С севера приближался буран. Вскоре все вокруг засвистело, закружилось, завертелось в бешеных вихрях. Палатка выгибается от напора ветра, затухла печь, холод просачивается внутрь. Мы кутаемся в теплую одежду. Уснуть невозможно, но и разговор не нала­живается. В палатке молчание.
Вдруг откуда-то сверху, издалека, доносятся гулкие удары чего-то тяжелого, скатывающегося по стене провала. Мы насто­раживаемся: звук, затихая, доносится уже со дна ущелья.
— Пирамида свалилась. Видно, веревки не выдержали,— уг­рюмо и спокойно замечает кто-то.
Опять молчание. Сейчас никто не думает о том, что завтра нужно будет опять начинать все сначала. Всех тревожит другое, более близкое: что будет, если ветер сорвет нашу палатку и мы окажемся лицом к лицу с бураном на голых камнях, далеко от леса?
Медленно тянутся часы нашего невольного заточения. И вдруг налетел новый шквал, и полотняная стенка лопнула пополам. Гора снега свалилась на нас. Буран обрушивает на нас весь свой гнев. Стужа слепит глаза, обжигает ноздри.
Выбираемся из палатки, связываемся веревкой и спускаемся вниз, в ущелье, по ложбинам с крутыми откосами. Ниже по ущелью, наконец, показываются палатки лагеря. Здесь, внизу, почти нет ветра. И вот мы уже у огромного веселого костра, вернувшего нам силы и бодрость духа.
На следующий день погода была отличной и мы закончили благополучно свою тяжелую работу.

Метки: ,