admin on 8th Сентябрь 2009

К началу второй мировой войны был построен военный объект и крепость «ушла под землю». До сих пор зияют развороченные нашими снарядами входы в бетонированные подземелья — казар­мы, склады, огневые точки. Вдруг внизу настойчиво засигналила машина, мы заторопились к дороге.
Дорога шла сначала улицей маленького поселка, а затем начался лес. Две стены деревьев сжимали узкую полоску шоссе, ведущую к границе.
Мы ехали не торопясь, часто останавливались и выходили из машины, чтобы осмотреть места боев и молча постоять над братскими могилами, за которыми в глуши, в гущине зарослей сохранились окопы, зизгаги оплывших ходов.
На выжженной фаустпатронами земле, на гарях густо под­нялись низкорослые корявые березы.
Граница…
Рано утром мы пошли к самому западному нашему погра­ничному столбу сухопутной границы и к самой западной точке Советского Союза. Коса узкая, можно было идти берегом, тем или другим, но мы выбрали путь лесом, пограничной тропой, пет­лявшей посередине косы. Лес тут был исковерканный и пригнутый к земле ветрами. Все пристальнее вглядывался я в лес, в кривые стволы сосен и березок, чего-то напряженно и смутно ожидая с радостью и тревогой. И наконец, вот она, граница. Через просветы в деревьях я увидел полосатые столбы, просеку, пересекавшую косу поперек, от берега до берега, по которой, ровно посередине, по оси, проходила незримая черта, разделявшая два государства. На просеке во множестве валялись сосновые шишки и рыжая сухая хвоя, виднелись отпечатки заячьих лап и оленьих копыт.
«Сопредельное государство» было рядом, в десяти метрах от нас. У поляков на косе неподалеку расположен туристский лагерь.

Метки: ,