admin on 8th Сентябрь 2009

Куда ни глянешь — горы и горы. Внимание приковывает хребет Становой, загромоздивший далекий горизонт своими скалистыми вершинами… Справа от нас — Джугджур. На дне ближних про­валов копятся осыпи, рождаемые у подножия разрушающихся скал. Здесь еще происходит образовательный процесс, и расти­тельность только пытается проникнуть в царство курумов.
Нам потребуется 4—5 дней на постройку пирамиды. Решаем вынести вначале весь материал на седловину, поближе к вершине поставить палатку и переселиться туда. Затем уже будем выта­скивать груз на голец.
После обеда некоторые остаются готовить лес, другие от­правляются на седловину. Цепочка из восьми человек медленно взбирается по каменистому склону, то растягиваясь, то смыкаясь или исчезая в расселинах. За плечами людей — тяжелые рюкзаки с цементом, гвоздями, песком. Ноги проваливаются в мягкий снег. Местами взбираемся на четвереньках.
С утра решили втаскивать на голец заготовленный лес — это, пожалуй, самая тяжелая работа у строителей геодезических знаков, требующая невероятного напряжения сил.
От лагеря до открытой россыпи с километр крутого снежного подъема. Решаем по нему вытащить лес на нартах, а уж дальше поднимать на себе. Укладываем два бревна на нарты, подвязываем их ремнями. Натянулись ремни, заскрипели полозья, врезаясь глубоко в снег. Протащили метров двести, чувствуем — воз нам явно не под силу. Сбросили одно бревно. Дело пошло лучше.
Подъем все круче и круче. Даже привычные плечи горят от лямок, ремни сжимают грудь, мешают дыханию. Все раскрас­нелись, от мокрой одежды клубится пар. Хочется остановиться, передохнуть, но «коренник» неумолим.
— Не отставай, головы выше!..— кричит он, не оглядываясь и, видимо, плечом чувствуя, что кто-то ослабил ремни.

Метки: ,